zeftera.ru.

Жан-Эрик Вернь: Прессинг – часть нашей работы

f2b20852

Вернь Жан-Эрик Вернь помнил первые шаги собственной квалифицированной карьеры и заявлял о собственных ощущениях от дождевой автогонки в Малайзии…

В своем интервью Autosport дебютант Формулы 1 Жан-Эрик Вернь помнил первые шаги собственной квалифицированной карьеры и заявлял о собственных ощущениях от дождевой автогонки в Малайзии, где бригада просила его остаться на автотрассе с промежуточной резиной тогда, когда конкуренты активно переходили на снежную, избежав специального пит-стопа…

Жан-Эрик Вернь: «В Малайзии картина была очень трудной, мне свезло, что я не улетел. Стартовало аквапланирование, автомашина тяжело обращалась на автотрассе, я 3 раза был близок к вылету и на самом деле порадовался, заметив ярко-красные флаги.

Взять такое решение было сложно, однако бригада спросила, готов ли я оставаться на автотрассе и услышала позитивный ответ. Тогда я подумал, что, вероятно, только-только пропустил собственную основную оплошность в данной автогонке, однако необходимо уметь дерзать, так как временами риск оправдывается. После рестарта никаких неприятностей не появилось, автомашина была прытка на расстоянии.

Мой отец всегда обожал автогонки, однако у него не было денежных средств, чтобы в них принимать участие. Он пошёл обучаться, обрел диплом инженера-медика и сделал технологию, способную… я не понимаю, как это звучит на британском… считать количество неких частиц в крови. Это открытие принесло ему довольно денежных средств, и он растратил их на сооружение картодрома, неподалеку от Рима.

Я весьма рано сел за руль, а в 5 лет у меня был собственный карт. Мы 3 года практически жили на картодроме, пока тянулось сооружение нашего дома. Любое утро я пробуждался и шёл на картинг, квалифицированная судьба стартовала в двадцать лет, а в 11 я выиграл французский чемпионат.

Отец всегда хотел вывести одного из собственных пилотов на уровень Формулы 1. У него было очень много воспитанников, среди них и Эммануэль Коллар, однако когда я вырос, он осознавал, как это сложно, и не планировал, чтобы я отдал себя автогонкам. Он не жал на меня, и, в первую очередь, требовал, чтобы я прекрасно обучался в школе, а мне желалось гнаться на картинге.

Вначале огромных неприятностей не появлялось, кроме того в наиболее старших группах необходимо не много денежных средств, а в юниорских чемпионатах, в 13 лет, достичь результата стало намного труднее из-за отличного повышения сравнивая с сверстниками. Я финишировал в регионе 10-15 места и несколько лет располагался в тени.

Когда настало время находить расчет для представлений в не менее серьёзных сериях, я был приглашён на исследования Sodikart, совместно с ещё 10-15 пилотами, оказался быстрейшим и стал формальным пилотом Sodikart.

В 2005-м я занял 2-ое место в азиатском первенстве, в 2006-м стал восьмым в первенстве мира, и самым лучшим из французских гонщиков. Государственная ассоциация помогла мне сделать очередной шаг, от картинга к формулам – они тогда собрали команду из 6 либо 7 многообещающих французских гонщиков.

Школьная серия Формула Campus открывала большие возможности, год стоил около 70 миллионов euro, одну половину данной суммы платила ассоциация, вторую мне надо было отыскать. После победы в серии, в середине 2007 года, я попал в юнёжную платформу Red Bull, вначале играл в Формуле БМВ, затем в Формуле Рено. Даниэль Риккардо тогда 2-й год играл в Формуле Рено, а я – первый, и сумел выиграть французский чемпионат, впрочем, положа руку на сердце, достичь данного было сложно.

В 2010-м я перешёл в английскую F3, в мощную команду Тревора Карлина, и данный год поменял свою жизнь. Затем всё накладывалось намного легче. Хельмут Марко тогда заявил, что Хайме Альгерсуари одержал победу в первый год, как и Даниэль Риккардо, потому перед мною стояла аналогичная цель. Свежие автотрассы, новая бригада, неизвестная автомашина, однако я обрел большое наслаждение. Я и в настоящее время держусь в Великобритании – мне нравится английский ум.

После победы в английской F3, в начале августа 2010-го, меня переместили во всемирную линейку Рено, где я провёл 3 последних раунда года, 4 раза возвысившись на помост и одержав одну победу. Отличная концовка года, снова за рулём неизвестной автомашины в новой для меня команде. Я проработал всего 2 дня на тестах Toro Rosso, прежде чем направиться в Макао, однако навеки запомню собственные первые круги за рулём Формулы 1.

В 2016 г я также остался удовлетворен сезоном во всемирной серии, одолеть не удалось, однако у меня был мощный партнер, и я значительному сумел обучиться. Пока, часто фортуна обнаруживалась не в моей команде.

В 2011-м я появился в Формуле 1 на свободных заездах в Корее, однако из-за ливня проехал лишь 5 либо 6 сфер, а затем проработал в Абу-Даби и Бразилии. Я не мог знать, каким будет расширение моей карьеры в 2012-м и в настоящее время на самом деле рад. В Toro Rosso могут мастерски работать с юнёжью, данный опыт мне весьма сможет помочь.

Прессинг – часть нашей работы, в Формуле 1 играют лишь 24 пилота, соискателей большое количество, потому вы должны регулярно подтверждать, что справедливо занимаете своё место».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>