zeftera.ru.

Валерий Березуцкий:Сменить Путина могу лишь я, однако я занят

f2b20852

Алексей Березуцкий Валерий Березуцкий, заступник ЦСКА, дал огромное интервью

Валерий Березуцкий, заступник ЦСКА, дал огромное интервью, в котором сообщил обо всем, помимо футбола – о собственном отношении к В. Путину и «Единственной РФ», о собственном мнении о Геннадии Орлове и Александре Бубнове, о проходе в «Реалу» и «Барселону» и значительном, другом.

– Основной тренд начала года – ужасные поля. Слабейшее поле, на котором вы играли в футбол?
– На наихудшем я так и не сыграл – в Самаре. Но в случае если бы мы вышли на него, оно преобразовалось бы в самое слабейшее. Когда появляешься на подобном поле, полагаешь: да хорошо, управимся. Однако даже через 15 секунд оно стало бы болотом. Еще игра во Владивостоке, однако это был не футбол – это было земное поло. Еще в Волгограде на стадионе «Ротора» было некоторое месиво. 10 либо 11 лет тому назад – я вообще из того поединка ничего не вспоминаю.

– Отмена поединка в Самаре была достаточно малохарактерным для РФ шагом. Вы опешили, что ваши ноги поберегли?
– Было двойственное ощущение. Когда тебя выводят на такое поле, ты полагаешь: «Блин, негодяи! На подобных фонах играть невозможно!» Когда игру откладывают, полагаешь иначе: «Блин, дайте нам поиграть. Мы все равно тут». Мы же прибыли туда, готовились к поединку. А любой это делает со своей точки зрения – массаж, прилечь дремать своевременно. А здесь тебя поднимают в 10 утра и рассказывают: игра не пройдет. О чем ты полагаешь? О том, что тебе вновь необходимо сделать все то же самое и прибыть в Самару.

– В 2016 г вы испытали свежий опыт – стали лицом игры FIFA 2012. Было забавно?
– Мне весьма приглянулось. Прежде всего, я замечательно удался на обложке. И до сегодняшнего дня, когда я вхожу в какие-то игровые супермаркеты, а там висит маркетинговый баннер, я к нему в обязательном порядке подхожу – не понимаю, отчего меня к нему тащит. Люди на данную иллюстрацию откликаются любопытно: смотрят и осознают, что мы похожи. Вообще, меня стало узнавать значительно больше людей, в особенности из нефутбольной среды. К концу минувшего года в супермаркетах стал улавливать на себе взгляды девушек либо бабулей, которые глядели и размышляли: где-то мы его видели. Пожалуй, полагают, он артист. Либо когда-нибудь услышал: «А, он же снимается в телесериале». Таким образом это было даже замечательно.

– Вам очень много оплатили за данный проект?
– По всемирным меркам, пожалуй, не много. Кроме того по критериям наших договоров с ЦСКА половину прибылей от рекламы клуб берет себе – стандартные платные отношения. В конечном итоге вышла совокупность, которая даже не равна моей ежемесячной заработной плате, однако это далеко не основное. Основное – это было классно. Когда к тебе идут и могут предложить расхвалить Oriflame, идея одна: либо я не буду это анонсировать, либо дайте очень много денежных средств. Когда это компьютерная игра, в которую все вокруг играют… Честно говоря, по всему тому, что получилось на выходе, осознаю: я бы и совершенно бесплатно в данную историю вмешался.

– За кого вы избирали на депутатских отборах 4 января?
– Дискредитирующий вопрос.

– Да хорошо вам – мы живем в свободной стране.
– В свободной, абсолютно согласен. Заявлю так: я ненавижу «Целую Россию». То, что они делают на территории России, довольно часто представляется мне достаточно маловероятным. Тем не менее, это далеко не касается нашего вице-президента – В. Путина.

– Как? Путин – отец-основатель «Единственной РФ». Вы, к слову, стали его уполномоченным лицом перед отборами вице-президента.
– Подбирая вице-президента, мы не выбираем партию. Мы выбираем человека, который вполне может принимать решения. У любой партии есть позиции, от которых ты не имеешь возможности отходить. Путин может отходить от них и принимать все решения. Для меня это принципиально. Да, и скажите: имеется ли в настоящее время человек, который вполне может сменить Путина? Назовите мне такого. Сменить его могу лишь я. Однако я пока занят.

– Полиция, которую страшатся больше злодеев. Ходорковский в довершение всего. Ужасающий уровень коррупции. Преступление в северных республиках. Это 1-ое, что пришло мне в голову по мотивам тех 12 лет, что страной управляет Путин. Отчего же вы за него избирали?
– Если б не было его, мы бы прикатились к не менее наихудшему виду. Люди, которые охватывают Путина, не отвечают собственному уровню. Не доказывают ему на самом деле то, что необходимо донести. Он же не в состоянии в настоящее время выходить вот сюда, к метро «Район», приблизиться к повитухе и узнать: «Бабуль, чего слабо?» Должны быть те, кто могут ему донести. А подобных нет.

– Вас можно было представить на зимних митингах? На Болотной площади, к примеру.
– Я был почти готов туда идти. Однако не попал. Когда произошла Болотная, я был в отпуске, на Мальдивах. Нет, там мы не организовывали пикетов. Однако правительство Мальдив отчего-то все равно сняли. после того, как мы ушли.

– Разве что не вся ваша с братом судьба – в особенности на старте – сопровождается эпитетом «сделанные из дерева». Как вы на это откликаетесь?
– Я, еще когда был совершенно юным, обучился не заострять внимания на СМИ. В настоящее время я, в целом, взрослый, и мне это не интересно. И это плюс: ты и от негатива предохранен, и некоторым радостям в особенности не наслаждаешься. Как у юных бывает: прочтешь о себе в газете что-нибудь хорошее и считаешь, что стал самым ошеломляющим человеком на земле. Некоторое время мы с братом испытывали, однако Валерий Георгиевич Газзаев пояснил, что нужно делать. Нужно не разбирать СМИ. Я до сегодняшнего дня не приобретаю газет и журналов. Даже если там написано, какой я сногсшибательный. Отрешишься от всего мира, играешь в футбол и никакие «сделанные из дерева» тебя не тревожат.

– По чувствам, в самом начале вашей карьеры все эти эпитеты звучали достаточно правильно. Вы согласитесь? Либо сделанным из дерева вы не были никогда в жизни?
– Мне все равно, просто посрать. Пускай я буду сделанным из дерева, однако в 22 года совместно с братом и прочими юными мужчинами мы выиграли Кубок УЕФА, играя все матчи преимущественно составе. Если кто-то из заступников – сделанных из дерева либо не – может в РФ про это задуматься, тогда хорошо. Кроме того есть отличная фраза: складный заступник – неприятель команды. И в данной фразе много истины.

– Годом ранее платформа «Футбольный клуб» заметила 1 мая дивным сюжетом про 3-го брата Березуцкого – Евгения. Сколько человек поверило в его существование?
– Много. Даже кто-то из футболистов спросил: как там Ваня? Ну и люди на улицах подступали. «Что, впрочем есть 3-й?» «Как дела у Возница?» «А Ваня – реальный?» Забавно. К слову, я видеоролик не видел до сегодняшнего дня.

– Юрий Розанов заявил как-нибудь, что Березуцкие в будущем весьма лихие комментаторы. Можно себе представить за данной работой?
– Да. При этом не комментатором, а специалистом. Я готов обхезать любого футболиста за денежные средства.

– Другими словами вы будете 2-м Бубновым?
– Прослушивайте, я, пожалуй, не готов им быть. Не хочу рассуждать про Бубнова длительное время, заявлю так: когда я его слышу, всегда хохочу и приобретаю большое наслаждение… А кто меня нервирует, так это комментатор Соколов.

– Чем все-таки?
– Я люблю смотреть футбол, отличные команды. Однако за прошедшие 3 года я не взглянул ни единого поединка «Зенита». Поскольку на нем всегда действует комментатор по фамилии Соколов. Я не могу его слушать. Он не записывается в свою теорию головы. Я или должен прибрать звук, или не смотреть футбол. И я выбираю 2-ое, пока. Поскольку без звука смотреть футбол не интересно. Хорошо бы он прокомментировал лишь бытовые матчи «Зенита». Ну хорошо лишь первенства РФ. Однако его же нужно слушать еще и в Лиге чемпионов, и в Призе УЕФА. Весьма трудно. Я понимаю, что сами футболисты «Зенита» не в состоянии смотреть собственные матчи, поскольку их объясняет Соколов.

– Таким образом вам не по нраву? Что он открыто страдает за «Зенит»?
– Можно болеть за кого угодно. Просто он делает такие объяснения, что они вообще ни к месту.

– Скажите как на духу: врезаясь в Веллитона в процессе заключительного дерби, вы воздавали ему за Акинфеева?
– Это был стандартный момент, просто рубеж там, пожалуй, был незначительно цепче, чем обычно. Конечно же, ничего такого специально я делать не планировал. И мячик отнял я исключительно. Но также и после аккуратных столкновений бывают травмы.

– Я знал, что игрокам ЦСКА было весьма любопытно перед игрой: выпустит Карпин Веллитона либо нет.
– Мне было не интересно. Особенно, я был убежден, что не выпустит. В зависимости от заключительных матчей играть мог Эменике. Люди, которые сообщали, что мы будем Веллитона крушить, не осознают нескольких вещей. Прежде всего, это 1 хлеб. Во-вторых, это алая карта. А в нашем клубе за это огромные наказания. За собственную ярко-красную карту в Астрахани, в поединке Приза РФ, я оплатил безумные денежные средства.

– Это сколько? Четверть зарплаты? Половину?
– Много, весьма. У нас есть прочная совокупность, которую за пробел игры из-за дисквалификации ты должен оплатить. Отомстить кому-то и угождать на эти денежные средства я не хочу. Помимо этого, если упускаешь игру, а бригада ее выигрывает, ты не принимаешь премиальные – это вторичная утрата. Ну и вообще месть спустя 6 месяцев – это бред. После того момента, в начале августа, кто знает, может, мне и желалось приблизиться к Веллитону, предоставить ему в рожу и уйти в раздевалку. Однако спустя время чувства утихают и ты видишь: это далеко не выход.

– Когда вы напоследок боролись?
– Года 3 назад. Нахамили моему папе, понадобилось пояснить человеку, что так делать не надо. Это было в баре – совершенно не высокомерном, достаточно обычном.

– В той схватке вы проглядели хоть 1 удар?
– Нет, это была схватка в одну калитку.

– Какой демон вызвался в вас в Астрахани, когда вы стукнули по голове беззащитного игрока «Волгаря»?
– Не понимаю. Пожалуй, это были слабость и обида. Обида на то, что ты проигрываешь команде, которая играет в 1-м дивизионе, да еще и не на ведущих позициях там. Я своевременно приостановил ногу и, к великой радости, отметил легкий удар.

– Кто послал вас просить прощения?
– Когда ты видишь, что неправ, ты сам идешь и оправдываешься. Данный человек мне ничего не делал – ну, помимо этого, что он заколачивал гол. Когда вошел в раздевалку к «Волгарю», на меня взглянули любопытным взглядом. Я отыскал человека и принес прощения. Он их утвердил: «Вась, я все осознаю». К великой радости, травму я не отметил, потому расстались мы хорошо. Я был весьма не прав – считал это тогда, допускаю и спустя 6 месяцев.

– Вспомните, как ЦСКА выбирался из Милана, где обставил «Интер» и прошел в плей-офф Лиги чемпионов. Вы же были опьяненным в самолете?
– Разумеется. А отчего нет? Мы стандартные люди. Впрочем, не опьяненным – опьяневшим. И полагаю, в том самолете все были такими. Если ты представляешь, когда это сделать, то ничего ужасного в данном нет. Помимо этого, мы не физкультурники, а квалифицированные спортсмены. А квалифицированные спортсмены, когда достигают некоторых задач, имеют возможность позволить себе съесть.

– Самый необычный иностранец ЦСКА, прошедший при вас через команду?
– Да они все необычные. Самый-самый? Такой тощий, большой и бежал оперативно… Да, Маазу. Он был шиитом, который в Пост ничего не обедал, а на ночь набирал себе огромных бутербродов с маслом. Еще старался переместиться через забор базы и бежать. Для чего – непросто сообщить. Побеседовать с ним было трудно, поскольку он это делал лишь на французском.

– Самый незабываемый диалог с Е. Гинером?
– У меня все такие. С ним довольно просто говорить. Сколько раз заявлял с ним о делах либо договорах, начинал о чем-нибудь размышлять, а он это говорил. К примеру, полагаю о сумме договора, который хочу: «Вот совокупность, на которую я дам согласие». И он, когда мы начинаем разговаривать, именует эту сумму. Я не понимаю, как это происходит. Однако пререканий и диалогов далее не бывает – мы нажимаем друг дружке руки и расходимся.

– Сергея Игнашевича он как-нибудь разубедил от бизнеса, сопряженного с арендой кабинетов. Как вы вложите денежные средства?
– У нас с братом есть 2 спортивных супермаркета. Осуществляем торговлю футбольной атрибутикой. Больше не вкладываю никуда. В квартире проходит монтаж, потому денежные средства регулярно неизвестно куда расходуются.

– Супермаркеты дают денежные средства?
– Да. Не те, что я зарабатываю в настоящее время в футболе. Однако те, на которые после футбола я вполне должен бы жить. Отчего супермаркет, а не бар? Спортивная одежда – это то, в чем я разбираюсь. Сама мысль включить дело, где я хоть что-нибудь понимаю, мне нравится. Ну и, честно говоря, я абсолютно не осознаю, для чего футболисту открывать бар.

– Заключительный прихоть, который вы позволили? Употребили в пищу кг мороженого, приобрели Порше Панамера…
– С рождением малыша я себе ничего не разрешаю. Все дает возможность себе он. Меня организует мое текущее положение. А приобрести Порше Панамера не классно.

– На чем вы ездите в настоящее время?
– На Ауди A8. Премиум-класс, все комфортно. А внутренние данные, обвес и другие единицы меня не значительно тревожат.

– Что тогда классно, если не Порше?
– Классно отыскать себя после футбола. А в том, чтобы что-нибудь приобрести, я всегда мог остановиться. Однажды я хотел себе Феррари. В настоящее время я могу себе это позволить, однако не осознаю, где я могу тут двигаться на Феррари – для чего она тогда мне? Детские забавы я еду от себя легко. Вот приобрести большой дачный дом и перебраться в него мне в настоящее время было бы намного прикольнее.

– Вы тягались с платформой «Человек и законопроект» из-за кальянной истории, однако проиграли. Чем трибунал это доказывал?
– Не вспоминаю, я в этих делах не в особенности разбираюсь. Но несмотря на это у меня до сегодняшнего дня дома находится диск, который был предоставлен как подтверждение. Там сидит женщина и говорит, что знает братьев Березуцких. Будто бы мы с братом опустились в «Марриотт» в кафе-бар, сняли ее, поднялись вверх и были там с ней. Я когда-то хочу дать это видео какому-то каналу, чтобы опекуны данной женщины увидели, что их дочь – проститутка, которая действует в «Марриотте». Я же данную женщину вижу в первый раз в жизни. Для приличия хоть могли бы отыскать кого-то, кого я понимаю…

– После той платформы у вас была консультативная речь с супругой?
– Нет. У меня супруга – размеренный человек, которая осознает, что это абсурд. Мы даже диалог не начинали. Она похохотала, и мы продолжили жить далее.

– Сколько раз вы могли оставить ЦСКА?
– Пожалуй, нисколечко… Здесь как: если появляется стремление сыграть за границей, то в знаменитых клубах. А мы там в особенности никому незачем. Я весьма хочу сыграть в «Реале» и «Барсе», «МЮ» и «Челси», однако, пока, они не планируют, чтобы я там играл. Если выбирать между «Сандерлендом» либо ЦСКА, я всегда выберу ЦСКА.

– Другими словами «Сандерленд» вами занимался?
– Да нет, это я например заявил… После того как мы выиграли Кубок УЕФА, к нам с братом пришли и заявили: «Алексей, Петя, на вас прибыли посмотреть из «Милана». Прибыли на вторую игру. Рассматривают они как правило длительное время, просто знайте – энтузиазм есть». Однако как данный энтузиазм на самом деле был, мне неясно.

– Березуцкие могут уйти из команды лишь вдвоем?
– Нет. Может сформироваться картина, что 1 желает уйти, а другой – нет. Таким образом для нас это далеко не огромная неприятность.

– Командир «Спартака» Сергей Паршивлюк на вопрос: «Вы мясной?» – без колебаний дал ответ: «Да». Вы жеребец?
– Да, разумеется, я жеребец.

– В котором клубе вы намереваетесь завершать карьеру?
– В ЦСКА. Нет, ясно, что если в 35 лет я ему буду не нужен, то смотаюсь сыграть куда-либо еще. Однако я был бы весьма счастлив, чтобы обошлось как-нибудь без данного.

Юрий Дудь

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>