zeftera.ru.

Нуждается ли Беларусь в демократии?

f2b20852

беларусь Я не раз вполне серьёзно задавал себе данный вопрос и, если сознаться искренно, на него нет настолько уж единственного решения.

 При решении на данный вопрос мы встречаемся с разными общественно-политическими мнениями, обычно очень противоположными и сопряженными с закоренелыми легендами и предрассудками, многим из которых не одна сотня лет.

Мне хотелось бы обратить свое внимание на то, что в украинской общественно-политической и общефилософской идеи довольно часто вообще существует соображение чуть ли не об ущербе демократии, которая расшатывает базы классического сообщества — демократические страны ввергаются в серьёзные потрясения, пропадает факультет семьи, возникают безобразные мутации в качестве «однополых браков», падает рождаемость и, следовательно — неспешно погибает сама страна — обладатель демократии, уходит и пропадает её знаменательное наследство. Другими словами происходит всё то, что стартовало в современной Европе — незаметное исчезновение коренастого населения и общеевропейское прекращение.

С иной же позиции, азиатской, к которой принадлежит и белорусско-литвинская теория, является, что русская либо восточно-славянская культура на самом деле очень авторитарна и не предрасположена к демократии, а фактически польско-литовская шляхта всегда была опорой вольностей, и в «возвращении к азиатской цивилизованной традиции» можно отыскать маршрут демократизации Беларуси, которая и примет решение автоматом все наши неприятности.

Эти позиции зачастую зафиксированы и в другом, церковном домысле, по которому только протестантизм снабдило настоящую демократизацию общественно-политической жизни и дальнейшие социально-экономические успехи в тех государствах, где оно было основной религией, а католичество и в ещё большей мере христианство — притормаживали публичный прогресс и демократизацию сообщества. Другими словами демократия оказалась в конечном итоге приватизирована англо-саксонским гугенотским миром. Правоверная РФ с данным договорилась. Не случайно русские философы сообщили столько работ, посвящённых русской православно-государственной идее.

В то же время, всё выше сказанное в существенной, если не в абсолютной стадии, считается образцом многолетних легенд, утвердившихся как в философии, так и в политологии. А без более-менее четкого понимания соответствия самих мыслей демократии украинскому ума трудно ответить и на вопрос, выкинутый в название публикации — необходима ли белорусам демократия.

Необходимо подчеркнуть, что демократия — так же древнейшее явление, как и сам человек. Все первобытно-общинные сообщества были максимально доступными. Так как в чём смысли демократии? Он в том, что, получая право принимать те либо другие решения, действующие на жизнь, человек берёт на себя и обязанность за итог. В этом смысле любопытны миксолидийские города-полисы, но мы лучше адресуемся к не менее ближайшей нам украинской истории. В 2016 году выполняется 1150 лет Полоцку — колыбели нашей государственности. Большинство вопросов жизни раннесредневекового Полоцка решалось на вечевых собраниях. Вечевые собрания происходили постепенно во время выяснения значительных муниципальных и федеральных вопросов. В парламент принимали участие все свободные мужчины Полоцка, помимо располагающихся в собственной связи от собственных граждан холопов, другими словами большинство жителей города. Наиболее авторитетной частью вечевого собрания были, разумеется, дворяне и торговцы, которые, все-таки, обязаны были находить помощи у жителей города. тогда было популярно многое из того, что сегодня называют «несправедливыми избирательными технологиями» — голоса полочан старались приобретать, в процессе представлений далеко не всегда сообщали истину. Однако это была всё же наиболее реальная муниципальная республика. Полоцкое парламент играло огромную роль и в общественно-политической войне. Парламент даже могло в некоторых случаях как призвать князя, так и вытеснить его. Парламент, как самый важный аппарат управления общественно-политической жизни Полоцка, было около 400 лет — в XII-XV веках. В этом смысле Полоцк значительно опережал по стадии демократичности в компании самоуправления как города Восточной Европы, так и города Столичной Руси, исключая, возможно, только Новгород.

Но равномерно вся власть была сконцентрирована в руках наместника и наиболее состоятельных людей города. Парламент потеряло своё значение к концу XV столетия, что сильно было сопряжено с тем, что в особых, наделяемых такой прерогативой городах Знаменитого княжества Литовского и Российского по образцу Польши включалось Магдебурское право на муниципальное самоуправление, которое, по сравнению с вечевым методом решения накопившихся неприятностей, было зачастую шагом назад, в связи с тем что быстро сужался круг людей, которые возможно могли оказывать влияние на принимаемые решения.

Так что, если мы заявляем как раз о украинской государственной традиции, то вечевая эра в Полоцке напрямую показывает на то, что белорусам совершенно не далеки демократия и вольнолюбие. К слову, в вечевой фигуре руководства важное значение имела и правоверная церковь. Другое дело, что дальнейшие столетия иноземного польско-литовского главенства привели к тому, что белорусы, в собственной запрещающей массе составившие крепостное селянство, могли показывать инициативу в весьма тесном коридоре того, что санкционировалось аграрной общине законами и волей обладающего ею магната либо шляхтича. Длительное существование Новгородской республики и казачьих окраин в РФ, и Запорожского войска также показывает на то, что ни народное русское сознание, ни христианство никогда в жизни не были осложнением для демократии и воли.

В Восточной Европе, а затем и образовавшихся США демократические процессы начали очень быстро расти на базе появления капитализма и формы собственности. В этом смысле христианство если и содействовал этому процессу, то довольно опосредствованно. Вопрос был как раз в фигуре собственности. Империализм объявил личную собственность и собственную независимость человека. И это стало стартом конца для азиатских феодальных аристократий. Они быстро были сметены, а остальные империи вроде британской, стали легковесными и ни на что толком не влияющими. Ещё древнейшие греки сообщали, что свободное решение может принимать лишь свободный в собственном и материальном отношении человек.

В отличии от Восточной Европы, ни РФ, ни Речь Посполитая, ни иные страны запада нашего материка не имели требований для аналогичного бурного формирования демократии. Тут была другая технология собственности. В РФ она была не менее выражена — всем обладала семейная самодержавие, дальше шёл класс помещиков-землевладельцев и почти беззащитных фермеров. Купечество и духовенство играли тут дополнительную роль. Но также и в Речи Посполитой картина была не лучше — да, польско-литовская шляхта была зачастую независимой от короля, но большинство населения составляло также селянство — фактически чешское, литовское, украинское и российское. Права шляхты довольно часто влекли к ещё более большому подавлению самого крестьянства, поскольку шляхту никто не урезал.

В этих условиях и в РФ, и в Речи Посполитой деревенские общины играли огромную роль. После воссоединения Беларуси с Россией неприятность стала совместной — было ясно, что рабство не даёт расти капитализму, однако как быть с большой деревенской массой, также было неясно. Очень многие и сегодня не слишком хорошо представляют неприятность 1861 года и то, отчего фермерское избавление было подобным проблематичным. Все дело в том, что землевладельцы и шляхта были до 1861 года примером региональной горизонтали — они устанавливали, что где создавать на региональном уровне, вели политику страны. Если разом отпустить фермеров, всё правительство останется без регулирования. Потому, выпустив крепостных от собственной связи от помещиков, в 1861 году их не отпустили от наблюдения со стороны самой деревенской общины. Кроме того сельчане должны были платить за землю выкуп. Непросто было и выделиться из общины — правительство за счет наблюдения за деревенскими общинами управляло населением. Общины иногда даже выпускали перераспределение земли, и сельчане могли лишиться даже того, что у них было прежде. В точности также в настоящее время пережитками подобных общин считаются наши товарищества садоводов, владельцев, сообщества охотников, рыболовов и другие тому такие компании. И послереволюционные колхозы и совхозы считались всё теми же обновленными общинами. Отчего сельчане шли за девизом «землю крестьянам». Поскольку ни до 1861 года, ни после него, ни после революции 1917 года, ни после 1991 года крестьянин не имел общего собственного права на собственную личную собственность как в качестве земли, так и в резоне денежно-наёменьших действий. Как раз этим условием и выражается в существенной мере неимение у нас постоянной культуры демократической формы руководства. Население веками было приучено к тому, что оно в обязательном порядке что-нибудь кому-то должно и только подавая различного рода претензии и «челобитные», можно достичь смягчения тех либо других повинностей.

Так как что значила технология барщины? Предположим, пан либо конфедерат постановляет, что необходимо возвести мост. Тогда он заявляет, что кроме сельхозработ деревня должна акцентировать по столько-то людей для очередной «толоки». Данный вопрос постановляет и контролирует как раз организация — кто-то будет идти всё время, кто-то через раз, а кто-то вообще будет освобождён от данной повинности в силу самых различных факторов. Вам это ничего не напоминает? Тогда припомню. Какой-нибудь управляющий региона либо города постановляет что-нибудь создавать, для чего оформляются перечни и каждый день «двигаются люди». Кого и отчего «нацелят», вопрос невозмутимый. Соответствие общее. Это «вовлечение людей», обширно используемое без их какого-нибудь на то согласия по всей текущей Беларуси, и считается той «барщиной», о которой мы сообщали выше. О том, что данный мост либо иная постройка могут быть чистой блажью древнего помещика или текущего начальника — вопрос не следует в целом. Есть цель, и «её нужно делать». Просьбы и предложения привлекаемого трудового источника могут и приветствоваться, однако в резоне «работать и в выходные, и помимо постройки моста разделить в свободное время и парк». Данная барщина даже хуже, чем в предыдущие времена — там по крайней мере работать в выходные и праздничные дни запрещала вера. У нас же число различных воскресников и субботников достаточно давно затмило все умные лимиты. Не редкостны и ситуации, когда в настоящее время для помощи селу, к примеру, механизаторов и прочих рабочих выкапывают от семей, принуждая часть времени вести вдали от дома и не из-за того, что они рассчитывают заработать, поэтому, что за них так приняли решение. Такая картина, обычная как для рыцарских РФ и Речи Посполитой, так и для текущей Республики Беларусь, достаточно давно неприемлема для капиталистической Европы. Там давно невозможно возвести мост либо ещё что-нибудь в данном виде лишь потому, что данного пожелал какой-нибудь управляющий. Хочешь возвести мост, разделить парк — будь добр найми людей, оплати им те денежные средства, за которые они будут согласны это делать. Если денежных средств нет, то и моста не будет. Однако так как и в нашем случае мост не создается без денежных средств — просто финансируется по другой схеме, и в том числе за счёт дополнительной работы «привлекаемых и обращаемых». Такие никем не оцененные планы только подрывают экономику, в связи с тем что как правило считаются насильственными продуктами и в тех вариантах, когда они могут быть успешными, их можно было бы осуществить и стремительней, и лучше, и действеннее за счёт капиталистической модели.

У нас обожают твердить, что правительство у нас «управляемое и контролируемое». Однако за счёт чего? За счёт всё той же несколько обновленной, снимающей своё начало в средневековье коллективной формы наблюдения над населением. Возьмём садоводческое общество либо общество владельцев. Даже дачник либо обладатель жилища не считаются в абсолютной стадии владельцами собственного богатства. Всеобщие собрания в двух вариантах могут принимать решения, которые не рассматривают интересы точного обладателя и, что самое важное, считаются необходимыми для выполнения этим гражданином. Иными словами, обладатель дачи либо квартиры не классифицируется целиком свободным (имеющим права) обладателем.

Подобных образцов достаточно. Возьмём, к примеру, школу. Как только туда начинают идти наши дети, нам сразу рекомендуется выбрать совет класса «для взаимодействия с потрясающим управляющим и решения нынешних вопросов». Всё взаимодействие сводится к определению числа сдаваемых денежных средств на те либо другие инициативы, проявление помощи в выполнении ремонтных работ и прочих таких акциях. Совет школы занимается аналогичным, лишь на другом уровне. Однако вопрошают ли нас — хотим ли мы стать участниками данной новой «общины опекунов»? Ожидается, что мы и так должны это делать, а на формируемую краткосрочную «материнскую общину» вверяют часть расходов на процесс создания. И так в многих сферах нашей жизни.

Данную же функцию играют и сообщества охотников и рыболовов, профсоюзы, созидательные альянсы, обширно рекламируемая сейчас ОО «Черная Русь» и БРСМ. Другими словами в обмен социальных обещаний правительство старательно создает разветвлённую технологию передовых общин, которые в какой-то фигуре должны ввязывать человека в публичную жизнь, однако по принципу — давайте обсудим, как улучшить то, что мы вам вверяем. Ясно, что о настоящей демократии в подобных условиях не может быть и речи. Для неё нет и земли, поскольку демократия, и я в данном основательно убеждён, это далеко не качество автономных «культурных» сообществ, а лишь механизм действенного регулирования имущественно-собственническими отношениями, стабилизирующими как социально-бытовую, так и общественно-политическую сферу жизни. И в случае если у нас во главу угла поставлена не приватная собственность и собственная независимость, а социальное кооперирование, всё и будет точно так, как оно есть. Прекрасно это либо слабо, другой момент. Ни Александр Лукашенко, ни вся украинская власть не выдумывали данную коллективную технологию, они только обновили доставшийся им публичный механизм, в котором нет места индивидуализму, собственной инициативе, следовательно — и той демократии, которая присуща Европе и, нельзя не отметить, официально объявляется у нас. Люди, веками привычные к сильной функции гос

ударства и общественной общины, в целом не способны пока жить по-другому, как бы там ни было — большинство. Поэтому никакого серьёзного запроса на демократию в западном виде в Беларуси нет, как и имущественно-собственнической земли для неё. Украинская обструкция летает в облаках, когда считает, что может вывести на улицы народ, который будет сражаться за демократию. Белорусов занимает, насколько бы это кого не удручало, совершенно другое — их уровень жизни, надежность, вероятность принятия создания, приобретения жилища. Во всей данной системе ценностей демократия, мягко выражаясь, очевидно не занимает первое место. Но с формированием бизнеса и бизнеса данная картина будет изменяться.

Тем не менее, необходимо признать, что традиционалистские формы руководства, в том числе архаично-общинные, довольно часто оказываются действенными — мы это видим на примере многих общин иммигрантов из стран 3-го мира, которые отлично обосновываются в той же демократической Восточной Европе и стесняют по всем характеристикам на домашнем уровне самих европейцев вместе с их собственными свободами. Представитель какого-то марокканского клана в Мадриде всерьёз убежден в преимуществах собственной формы социального устройства жизни, в особенности когда замечает рядом со собственный 7ёй с двенадцатью детьми бесплодные, деградирующие «семьи» лесбиянок либо гомосексуалистов. То же самое можно сообщить и о далеко не страдающих народных группах и общинах в РФ, и у нас.

Однако эти неприятности ветшающей Европы никто не должен твердить. Я же хотел обратить свое внимание на то, что демократия, собственная активность и инициатива всё же необходимы там, где необходимо сделать бросок в формировании сообщества. Полагаю, что сама жизнь равномерно принудит нас отступать от текущей общинно-коллективистской модификации социального устройства, а это нельзя без увеличения демократических политики руководства и социальной энергичности. Потому демократия нам всё же необходима, но ничего невозможно перенимать бессознательно даже при стремлении — само устройство сообщества должно отвечать выбранной модификации формирования.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>