zeftera.ru.

Би-би-си: Рассказ о реальных разведчиках

f2b20852

шпион Непросто отыскать человека, который раз не глядел «кино про разведчиков».

Но весьма немногим было необходимо встречаться с агентами разведслужб лично.

Как близок настоящий вид лазутчика тем представлениям, которые способны сформироваться после просмотра кинофильмов про Джеймса Бонда либо ему подобных? Питер Тайлер попал в мир нынешних секретных представителей.

От Джеймса Бонда до Джейсона Борна, от «Задача невозможна» до «Шпион, выйди вон!» разведывательные игры по традиции дают хорошую кассу. Язык секретных представителей стал знаком и ясен всем — все эти «жучки», «закладки», «кроты» либо «карамельные западни».

Действительно, представление о спецоперациях, сформированное на базе кинолент и телесериалов, имеет глубочайшие истоки в настоящем мире. «Секреты искусства» шпионов одинаковы как для измышленного, так и для настоящего разведывательного мира.

Но те, кто фактически проводит эти потаенные и вероятно небезопасные процедуры, и вблизи не похожи на придуманных героев кинофильмов и романов. В данном я удостоверился в процессе разговоров с работающими генералами МИ-5 (внешняя работа безопасности) и МИ-6 (наружная разведка).

Вербовка представителей и взаимодействие с ними — наиболее критическая и трудоемкая часть работы сегодняшнего лазутчика. Как раз этим в МИ-6 занимается Майкл. Он действует на территориях, подконтрольных «Аль-Каиде» — по суждениям безопасности, его четкое место работы закрыто.

С замиранием сердца

«Наша дееспособность пробраться внутрь этих террористических сетей критически принципиальна для принятия нами начального предостережения об угрозах, стоящих перед вами», — говорит он.

Как это ему получается?

«Мы начинаем с процесса выбора задачи. Наша цель — подобраться как вероятно близко к высочайшим кругам. Мы пытаемся оформить предельно детальную модель того, что мы знаем о данной террористической сети, осознать, кто в ней главные фигуры, какие между ними связи, чтобы получить настоящее представление о том, кто эти точные люди в данной точной сети».

«Способны ли мы к ним подобраться? Имеется ли к ним расклады? — продолжает Майкл. — Присутствует ли у них доступ к информации, которая была бы нужна правительству? Полагаем ли мы, что они могут быть мотивированы начать партнерство с МИ-6 в роли секретного источника?»

Как Майкл переходит к настоящему процессу вербовки?

«Работа наших офицеров заключается в том, чтобы разработать: под каким вариантом лучше подобраться к этой особе? Какие оптимальные средства для завязывания отношений? Для любого возможного представителя производится персональный подход, и спустя некоторое время ему рекомендуется работать на МИ-6″.

Среди доказывающих причин вполне может быть сожаление в «Аль-Каиде» с ее идеологией насилия, стремление жить в Великобритании либо денежные средства.

Майкл утверждает, что изначальный контакт с вероятным представителем — наиболее важный и серьезный момент.

«Когда располагаешься в неком запыленном глушь, на немногим подконтрольной территории, готовясь в первый раз увидеться с контактом из террористической компании, с которым условился о встрече, сердце на самом деле пресечет и нервы натягиваются, как черта. С риском сопряжено все, что бы мы ни делали. Не полагаю, что мы сумели бы подвинуться довольно далеко, если б боялись риска. Мы только должны делать все вероятное, чтобы его снизить».

Распространен вымысел о том, что в передовые шпионы попадают только любимцы Оксфорда и Кембриджа. Это очевидное заблуждение.

Шами, генерал по внешнему исследованию из МИ-5, считал, что у него ни единого шанса угодить на данную деятельность. Он вообще в институте не обучался.

«Как я представлял, для этого ты должен быть отлично организованным белым парнем из высочайших оболочек сообщества. Мне представлялось, что мне им абсолютно нечего посоветовать», — говорит он.

Знание разойтись

Все-таки, он дал онлайн-заявку через веб-сайт МИ-5. К его изумлению, после жесткого отбора ему была предложена работа. После заключительного собеседования ему пожали руку и заявили: «Примите пожелания».

Хоть Шами и не понимал данного, он был точь-в-точь тем претендентом, которого МИ-5 выискивала для работы по замкнутому исследованию, что считается неминуемым начальным шагом для следствия работы любой допускаемой нелегальной группы бандитов.

Шами знает прок в жизни муниципальных улиц, догадлив и способен без проблем включиться в любую среду.

Исследование — будь то индивидуальная наблюдение либо с помощью технологических средств — было базисным камнем секретных операций, которые привели к изобличению исламистских ячей, намечавших производство бомб на базе спиртной селитры для атак на Лондон и юго-запад Великобритании, и водянистой взрывчатки для подрыва аэробуса над Атлантикой.

Нужно уметь разойтись, стать «Мистером Невыразительность» — пустейшим местом, человеком, которого вы, встретив на улице, позабудете через сек», Шами, генерал МИ-5

Безымянность — вот ключ к секрету искусства Шами.

«Вы регулярно разбираете свое действие, также как и действие окружающих. Одежда, которую вы носите, поступь, повадка рассуждать — это моменты, о которых нужно размышлять регулярно. Нужно уметь разойтись, стать «Мистером Невыразительность» — пустейшим местом, человеком, которого вы, встретив на улице, позабудете через сек», — разъясняет он.

Шами сознается что приобретает «кайф» от данного, и именует собственным крупнейшим ужасом потерять какую-то важнейшую информацию, что потом может стоить кому-то жизни. Его наибольшее ублажение — «когда арестовывают тех, кому мы противостоим».

Уйти в деятельность с головой

Эмма — генерал по разведке в главном офисе МИ-5, в чьи цели входит взаимодействие с людьми, такими Шами, работающими «на земле». Как и у Шами, ее прошлые представления о работы спецслужб были очень далеки от действительности.

«Я полагала, это должны быть, прежде всего, мужчины. А девушку скорее всего возьмут в роли секретарши, такой миссис Манипенни для Джеймса Бонда», — упоминает она.

Эмма действует в команде по расследованиям, сопряженным с работой «Аль-Каиды». Ее цель — подвергать анализу данные, полученные различными средствами — слежкой, технологическими способами, — и поступившие из дружеских разведсслужб. «Это все равно что создавать паззл по кускам», — говорит она.

Как и для Шами, мощным доказывающим условием пойти на работу в МИ-5 для Эммы стали английские взрывы 7 августа 2005 года.

«Для меня 7/7 стало своего рода будильником, открывшим мне глаза на то, как солидна неприятность конструктивного ислама», — сознается Эмма.

Мать Эммы значительно взволновалась, когда дочь заявила ей, что планирует устроиться на работу в МИ-5: «Она была скорее всего испугана. Она глядела сериал «Шпионы-призраки», и первой ответом ее было: «Боже мой, тебя засунут головой во фритюрницу!» — это была ее реакция на один из начальных моментов, в котором юную женщину-офицера МИ-5 пытают и обмакивают головой в кастрюлю с бурлящим маслом.

Хлопчатобумажный волк

Эмма знает, что важнейшие детали для удачной комплектации «паззла» поступают от живых источников либо осведомителей, завербованных внутри предполагаемых террористических организаций. Но вербовка и взаимодействие с представителями возможно окажется занятием, вероятно небезопасным для жизни, в случае, к примеру, если ресурс, с которым проводится работа, оказывается парным представителем.

Такие сюжеты нередки в разведывательных кинофильмах. В действительности такой риск всегда также находится, и нужно совершать все меры безопасности, чтобы установить, реальный ли это представитель либо подсыльный.

Майкл оценивает Агента-007 как аккуратную выдумку.

«Главные детали вымысла о Джеймсе Бонде состоят в представлении о том, что у нас здесь своего рода полувоенная компания, — а это совершенно не так».

А что по поводу «лицензии на убийство»?

«Нет их у нас!» — жестко утверждает он.

Его коллега по МИ-6 в Лондоне Юлия доказывает эти слова: «Если б Джеймс Бонд сегодня работал в МИ-6, он бы вел большую часть времени, сидя за столом, наполняя гору бумаг, чтобы удостовериться в том, что все должным образом согласовано, принято и завизировано. Он в точности не был бы подобным волком-одиночкой из кинофильмов».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>